Фан НарутоФанфики ← Приключения

Бездарность рождает возможность.



Задолго до первой войны шиноби.


Луна. Каждый, кто посмотрит в небо ночью в безоблачную погоду, обнаружит среди огней звёзд во тьме неизвестности один выделяющийся. Полностью противоположная яркому солнцу, которое светит днем, бледная Луна манила к себе людей, которым однако не дано было достичь её. Она определяла уровень воды, становясь меньше или больше, как считали люди древних времен. Она меняла формы, освещала ночь, не давая миру погрузиться во мрак. Мало кто знал её истинную природу и суть. Тем более, никто не знал о событиях, что на ней происходили…

***


Рюзен! — Посреди поля боя на поверхности бледного спутника раздался яростный крик, наполненный животной жаждой крови, разрушения и безумия. Две фигуры возвышались над безжизненными телами своего клана. Клана Ооцуки. Их тела лежали запятнанные собственной кровью, что контрастировала с белыми кожей и волосами. Одна из этих фигур, что кричала имела воистину демонические черты. Внешне, он не был человеком. Это были доспехи, почти полностью покрытые кровью, которая скрыла белоснежный настоящий цвет материала на них. Иронично, но на шлеме были загнутые вниз крылья, которые символизировали по задумке создателя гонца мира, однако суть их извратилась. В глазницах не было видно глаз, лишь алые огни сверкали из них, однако стоящий напротив мужчина чувствовал на себе взгляд, полный безумия. Он не узнавал своего друга, он уже не признавал в нём своего друга. Это был кто-то другой, кто-то чуждый для человеческого разума. Сломанная машина.
Рюзен, я достигну мира! Помоги мне! — Почти механический рык сотряс воздух. Он уже мало напоминал человеческий голос, а скорее пропущенная через плохой динамик безэмоциональным голосом запись. Фигура в доспехах указала на голубую планету, которая была позади Рюзена. С конца указательного пальца капала ещё свежая кровь, от чего лицо Рюзена невольно изображало отвращение и гнев в одно время.
Просто, помоги мне прекратить войны! Ты же мой друг!
Прекрати говорить его голосом, демон! Прекрати извращать его помыслы и мысли! Абэ не хотел этого, мерзкая тварь! — Терпения второй фигуры лопнуло. Он больше не мог слушать этого, он не мог смотреть на заточенную душу своего товарища в проклятых доспехах, которые он и создал. Он помнил, с чего все начиналось. Как с исчезновением Кагуи, их народ стал разделяться на два. Как началась братоубийственная война между теми, кто хотел геноцида Земли и теми, кто хотел прекратить всяческие войны. Помнит, как много знакомых лиц было убито и как много таких же знакомых ему пришлось убить. На его мольбы о прекращении войны ответил сбежавший с вражеской стороны Абе, который стал Рюзену лучшим другом. Количество смертей упало до минимума благодаря его технологиям и тактикам. И в конце концов, он спросил его — хочет ли он, что бы войн больше не было? И Рюзен сейчас проклял себя за то, что согласился со своим желанием. Это бы не родило это проклятое оружие, чье имя было Гейло, что переводилось как «Гонец Мира» на старом языке, который помнили от силы самые старые из клана, коим и был Рюзен. Он был обманут тем, что сначала все было под контролем и Абе не позволял никому с помощью этого абсолютного оружия умереть. Но потом, все изменилось.
Рюзен! Ответь же мне! — Доспехи сорвались с места, создав огромный столб размолотого камня и тел на месте, где он стоял. Его скорость была невероятна, как и сила. Вершина технологий, сравнимая с созданием чакры Кагуей. Оказавшийся рядом с Рюзеном, Гейло уже занес кулак для удара. Старик опомнился и еле уклонился от удара. Он все ещё не мог дать своей ярости выйти наружу, так как ждал, когда остатки Ооцуке эвакуируются на землю, дабы покончить наконец с этим кошмаром. Продержаться ещё немного, избегать ударов и более никогда не отвечать этому существу, дабы не слышать искаженный голос, который разрушал сердце старика и образ молодого доброго парня, которым был ранее Абэ.
Рюзен уворачивался как мог от всего, что показывал Гейло. Управление чакрой в чистом виде, огромная скорость и обширный арсенал оружия, которое ранее было для обезвреживания, но нашло новое применение в руках свихнувшейся машины. Но последний из старцев Ооцуке все же был стариком и спустя двадцать минут начал сдавать позиции, так как старое дряблое тело уже не могло состязаться с кристаллизацей технологического гения молодого поколения. Пропущенный удар в живот и часть органов просто разорвало, что вызвало дичайшую боль и внутреннее кровоизлияние. Рюзен был отброшен этим ударом как плюшевая кукла и приземлившись, уже еле подавал признаки жизни. Но посмотрев краем глаза на землю, старик увидел корабль, который был достаточно далеко от Луны. Тонкие, бледные губы старика, окрашенные струйкой крови из рта растянулись в слабой облегченной улыбке, а свет жизни из его глаз стал медленно исчезать. Тишину разрушали лишь тяжелые шаги Гейло, который подошел к умирающему старцу и начал заносить ногу над его головой.
Прощай, дружище…— Еле слышимо прошептал старик и после, слабой рукой еле смог нажать на кнопку устройства, которое находилось в его руке и яркий свет в ту же секунду залил большую часть луны и словно произошла цепная реакция, но реактор Гейло перегрузился и нагрелся до невероятных температур, выжигая обладателя доспехов изнутри и всю луну в целом, испепеляя остатки жизни на ней, обваливая входы в города лунного народа и конечно же, повреждая все системы оружия убийств. Однако, на автопилоте, Гейло попытался избежать участи сгореть и поспешил избежать влияния странного красного света путем прыжка в космос. Доспехам удалось все же выйти из пределов гравитации луны, но повреждения заставили войти их в режим гибернации и полностью отключить искусственный интеллект. Они оказались совершенно одни в безжизненном космосе, поменяв свой цвет на обугленный, а свет в глазницах погас, как и вся жизнь на луне.
Пройдет десяток лет и тогда, направляющиеся по инерции доспехи обрушатся на Землю, где будут похоронены под слоями породы. За это время, горстка Ооцуке изменят мир на Земле и снова канут в лету. За это время, настанут другие времена и другие войны. Однако этот день будет запечатлен у древних, как ≪красный рассвет≫, когда луна стала солнцем на одну ночь.

***


Небольшое помещение. Оно было простым, грубым и дизайн блистал во всей своей красе ми­ни­ма­лиз­мом — на вид толстые каменные стены из плит, ровный чистый пол, од­на дверь и посе­ре­ди­не длин­ные стол с пятью стульями, которые не блистали уютностью. Оно находилось на земле самураев, которая звалась Страной Железа. Будучи нейтральной к каждой стороне конфликта, её представители могли быть судьями, ибо никто не мог на данный момент оказать на неё давления — мощь самураев после войны шиноби была главенствующей и легко разбила бы остатки армий деревень, что доказывалось тем, что только голос представителя Страны Железа мог подавить яростный пыл Райкаге и Цучикаге.
На каждом стуле сидел Каге своей деревни. И ни один из них был недоволен и не смирился с итогами, но не хотел испытывать судьбу и вновь подбросить дров в наконец погасший костер войны, что окутал весь мир. Никто больше не хотел жертв, но никто и не хотел что бы те жертвы, что были сделаны оказались напрасны. Ни один из этих сильнейших шиноби не хотел уступать хоть на шаг и их нервозность, их нетерпение нельзя было скрыть фальшивыми улыбками, невозмутимостью, наглостью, агрессивностью и пофигизмом. Тому доказательство — стоящие рядом с каждым Каге их сильнейших шиноби после них, как телохранителей.
Вопрос был не в завершении даже войны, а в том, кто был победитель. На политической арене нет выражения «победила дружба», особенно это если в отношении войны. Это был уже третий день жарких споров. Но итог все же был. Решение и ответ были найдены. Оно не устраивало всех, но было справедливым ко всем. Остановка вооружения деревень после войны. Оружие скрытых деревень — ниндзя, живая сила. Соглашение было о остановке набора в академии на срок в 10 лет и с последующим повышением возраста набора в академию…
На самом деле, никто и никогда не скажет, кто был инициатором этой идеи, однако она несомненно была лучшей и гениальной в своей простоте, создав настоящий баланс в политике, дав время на восстановление после войны. Не имея возможности официально набирать рекрутов в ряды шиноби, деревням придется делать это скрытно от других, в тоже время что исключает возможность появления нового конфликта — никто не хотел ими светить, а если показать, что деревня официально нарушила не одно соглашение и численность войск превосходит официальные данные, то против неё сразу же образуется союз и считать члены альянса войска друг-друга не станет, а главным девизом будет — ≪Победителей не судят≫. И каждый опасался такого хода в свою сторону.

Спустя 5 лет


А это точно сработает? Вы же говорили, это прототип и даже не активизировали ни разу до этого? — Со скепсисом сказал джоунин с пепельными волосами, неуверенно держа в руках продолговатый черный матовый цилиндр с короткой рукояткой. — Да и мне кажется, маловат он будет для того, что будет делать то, что вы мне обещали.
Хватит спорить! Это революция и если хочешь войти в историю, то помалкивай и делай то, за что тебе платят! — Чуть ли не шипя от раздражения произнесла низенькая женщина в очках и белом халате, который был плотно застегнут. Её каштановые длинные пряди постоянно падали на её лицо и фыркая, она вынуждена была резким движением руки убрать их с лица. — Меньше слов и больше дела, мишень там, чакру в руку и как по инструкции. Если не сработает, то мы поменяем уже испытателя в конце концов, раз деньги даже тебя тут не держат!
Джоунин впервые видел от ведущего разработчика этого проекта такую ярость. Неужели она была так уверена в своем успехе? Да и в любом случае, он отказаться и не мог — уж много чего обещали за участие в этом проекте, так что, спорить было глупо. Он боялся лишь, что этот цилиндр взорвется в его руке и будущее для него будет закрыто.
Ладно, ладно, не стоит так орать, я сделаю это, — Мужчина прошел к отметке у полигона и направил конец цилиндра на мишень. Вспомним инструкцию, а именно форму, которая должна быть у чакры в его руке, он начал полевые испытания.
Теплое чувство распространилось по его второй сосудистой системе — системе чакры. Высвободившись из кожных пор, опоясав руку словно кольцо, чакра обрела угловатую форму и резко в такой форме переместилась к концу цилиндра, на котором в тот же момент появился сгусток полыхающего пламени. Кольцо резко сузилось и вошло в огонь, и тот понесся на мишень в виде огромного пламенного заряда. Такие могли создать только эксперты Катона, чаще всего Учихи, что несомненно было успехом, так как джонин совершенно недолюбливал Катон, пусть и владел им. Что говоря о эффективности, то техника полностью сожгла мишень и сорвала её крепления.
Оно сработало… — Не веря сам себе сказал испытатель.
Да! — Воскликнула женщина. — Это начало новой эры! Мы заменим эти ненужные печати на катализаторы! И не только — мы сможем использовать чакру везде!

Ещё через 10 лет спустя


Академия ниндзя. Те, кто воевали на третьей мировой войне шиноби помнили все уроки, что она им дала. Но теперь она отличается. Класс стал более большим. Аудитории были под завязку наполнены новым поколением. Раньше, учились в академии дети 10 лет, но в связи с соглашением, отныне допускались только с 16 лет подростки.
Но даже так, в 16 лет у подростков было больше бунтарства чем у десятилетних детей и те не обращали внимания на учителя со шрамом на переносице, который давал урок истории. Ну в большинстве. Кто-то даже позволял себе есть прямо на уроке, постоянно за это конечно получая нагоняй. Сегодняшний урок был о тяжелых временах и катастрофах, что постигли за последние 10 лет деревня скрытая в листве. Мало кто слушал о нападении Девятихвостого, о жертве четвертого Хокаге, о падении калана Учихаю К сожалению для учителя, коего фамильярно звали «Ирука» даже его ученики, история их не интересовала, кроме конечно зубрил, да и то только с целью оценок.
Ирука поглядывал с раздражением и разочарованием на одно место, которое под конец урока до сих пор пустовало. Это было место самого громкого, непослушного и бунтарского ученика, одновременно и самого неспособного ни к чему. Хотя, бунтарским сложно было его назвать — скорее плевавшим на свое обучение в академии и активно показывая это любыми своими методами. На это место поглядывал и парень с волосами, заплетенными в короткий верхний хвост, изредка переводя свой взгляд на часы.
Иии, сейчас! — Сказал он и стал ожидать, не осознавая что сказал это на весь класс.
Ты что-то хотел сказать, Шикамару Нара? — С раздражением и нахмурившись обратился он к возмутителю «спокойствия».
В тот же момент дверь отворилась и в класс ворвался парень с золотистыми волосами, которые видимо не подстригались уже год. Он был одет в обычную черную футболку, а на поясе была завязанная оранжевая куртка. Одетый как всегда в одни и те же черные бриджи и кроссовки. Этот набор одежды никогда не менялся, к чему уже привыкли все. Подняв голову, одарив всех уставшим видом своего лица, а особенно словно погасших из-за разряжения батарейки голубых глаз, он все же смог произнести то, что всегда произносил в таких случая.
Простите за опоздание. Затерялся я немного… — С этими словами и зазвенел звонок с окончания урока, а так же зазвенел и Ирука, который мгновенно, уже по отточенной методике ударил блондина переплетом толстого учебника по голове.
Наруто Узумаки, ты где мать его был? — Крик на всю академию заставил наконец всех проснуться и понять, что две проблемы не дадут им теперь провести спокойный день — Узумаки Наруто и очень злой учитель Ирука. Эти две проблемы никогда не встречаются в академии шиноби отдельно друг от друга…




Авторизируйтесь, чтобы добавить комментарий!