Фан НарутоФанфики ← Романтика

Я нарисую нам счастье. Глава 5



Глава 5


Солнце приятно грело спину. На небе почти не было облаков. Приятный, ласковый, осенний день. Если бы… не пропасть под ногами.
— Нет. Я этого делать не собираюсь, — с уст парня вырвалось почти шипение. Он отошел на безопасное расстояние от перил моста.
— Тогда обойдемся без портрета... — Розоволосая особь недовольно поджала губы. Несколько веснушек еще весело блестели на бледном лице, словно напоминание о лете.
Сакура и на этот раз придумала, чем разбудить какие-то иные эмоции Учихи. Прыжки с резинкой! Ну что может быть приятнее, чем ощущение полета? А уж тем более для такого любителя свободы! Но брюнет более чем упрямо отказывался хотя бы попробовать. Сама художница уже не раз и не два так развлекалась. После подобных поездок отличное настроение держалось неделями, отчего и вдохновение было. Да и любила Сакура активный отдых, этого не отберешь.
— Ну и хорошо! — Мужчина даже соизволил на уровень поднять громкость своих слов. Он, как бы это ни было постыдно, боялся высоты. Нет, не сидя в небоскребе за бумагами. И даже не тогда, когда курил на балконе девятнадцатого этажа. А вот, черт подери, сейчас! Когда противная девчонка принуждала его скользнуть в бездну!
Он злился. Уже давным-давно Саске хотел выкричаться, спустить пар, развернуться и уйти. Но ни воспитание, ни гордость не позволяли этого сделать. Прекрасное лицо оставалось невозмутимым. Только за очень редким подергиванием левого глаза можно было судить о не совсем уравновешенном состоянии мужчины. Но Сакура этого не замечала. Они всего-то неделю знакомы, поэтому легко читать парня она не научилась.
— Ну и хорошо! — Зеленоглазка сердилась. Без того тонкие губы теперь стали вообще еле заметны. Она скрестила руки на груди, не желая сдаваться. Одновременно девушка надеялась, что брюнет таки согласится. Это же как весело должно быть!
— Сакура! — в голосе младшего Учихи послышались стальные нотки. — Прекрати издеваться. Если я хочу портрет, это еще не значит, что должен исполнять все твои прихоти. Да и что это вообще за подготовка такая к творчеству? — Саске всё ярче осознавал, что, если хочет добиться от этой розовой катастрофы постели, придётся согласиться. „Да что на тебя вообще нашло?! — орало подсознание, пытаясь достучаться до безмозглого хозяина. — Теперь это не только секс. Я не уступлю, что бы она ни придумала“. Как обычно, горд и, к сожалению, слеп. Такая черта была присуща всем Учихам. Итачи вырос и поумнел, а младший братик еще никогда достаточно не обжигался, чтобы измениться.
Вот и сейчас. Эта ситуация для мужчины оказалась своеобразным раундом большого соревнования. И он должен был получить приз.
„К черту…“
— Идем прыгать.

Спустя несколько минут парень стоял на краю моста и пытался собраться с мыслями. Во рту было сухо и неприятно. Ладони вспотели. Ветер уже совсем неприятно обжигал кожу, а солнце обжигало голову.
— Да это не так страшно, как кажется, — пыталась успокоить его Сакура. Саске не хотел показывать свою слабость. Еще чего. Но было страшно. Жутко страшно. Ты ведь просто падаешь. Как тут можно оставаться спокойным?
— Ладно... — Розоволосая куда-то отошла, оставив брюнета сам на сам с его фобиями. Учиха немного наклонился. Далеко внизу шумело море. Волны разбивались о недалекие скалы. Парень резко отпрянул от края. Голова кружилась, мысли путались, а сознание настойчиво пыталось переубедить хозяина. Верная смерть же!
— Саске, иди сюда! — позвал инструктор. Учиха с облегчением вздохнул. Чем далее он от этого выступа, тем спокойней у него на душе. И, может, Сакура таки передумала?
Но нет. Девушка была одета в крепление. Розовые волосы убраны в смешную, нелепую прическу.
— Что-о-о? — Учиха насторожился. Как-то уж сильно подозрительно щурились зеленые изумруды.
— Мы будем прыгать вместе! — воскликнула Харуно, ловко забираясь на растерянного мужчину. Учиха опешил, почувствовав на талии тонкие ноги. Шею крепко обвили руки. В нос ударил сладкий аромат шоколада. — Держи! — Улыбающееся лицо нос к носу столкнулось с хмурой физиономией брюнета. Он по инерции подхватил девушку. Инструктор быстро закрепил их вместе и потащил к обрыву. Всё естество парня сопротивлялось.
— Будешь прыгать спиной, красавчик! — воскликнула художница, довольно дергаясь на руках у труса. Саске поморщился. Теперь о предстоящем прыжке он почти позабыл. С толка сбивала эта мелкая, худощавая выскочка, что так близко прижалась к нему.
"Как он отлично пахнет... — протянуло подсознание Сакуры. Девушка в мыслях согласилась. Эстетически-физическое удовольствие. Розоволосая отлично ощущала тонкий запах дорогих духов вперемешку с каким-то необычным, личным ароматом мужчины. — Ну и ладно... Он ведь правда красавчик“.
— На три прыгаете! Раз…
Саске запаниковал. Он стоял спиной к самому краю. Черт, прыгать в пропасть, даже того не видя, еще тяжелее.
— Два…
Он закрыл глаза. Где-то в области шеи почувствовался легкий ветерок — Сакура выдохнула.
— Три.
Саске остался стоять на месте. Нет, он этого не сдела…
— Полетели! — весело крикнул инструктор, толкая Сакуру в спину. Из-под ног ушла почва. Парень как можно крепче вцепился в визжащую от восторга девушку. Она что-то ему кричала, но сквозь шум воздуха ничего не было слышно. Учиха открыл глаза и удивленно ахнул. Они летели. Парень от неожиданности отпустил розоволосую, свободно расставив руки. Через секунду он почувствовал, как с его пальцами переплетаются тонкие пальцы художницы. Ветер растрепал её прическу, захватив резинку для волос в воздушное путешествие. Розовые локоны кружились вокруг восхищенного лица. Зеленые изумруды сверкали задором и радостью. „Красивая…“
Веревка дернулась, замедляя их падение. Пальцы расплелись. Саске вновь обхватил девушку, пытаясь унять проснувшееся ощущение страха. Под ногами, довольно далеко еще, шумело море.
— Твою мать... — процедил он сквозь зубы.
— Вау! Отличненько было! — воскликнула его „партнерша“, болтаясь где-то у основания шеи.
Через несколько минут их вытащили на мост. Почувствовав твердую землю под ногами, брюнет облегченно вздохнул. „Чертовка… Ничего, я еще отыграюсь“.

В тот день Учиха отправил Сакуру домой пешком, а сам уехал топить свой „горе-день“ в стакане виски.
Сидя вечером у окна квартиры, парень пытался понять, как вообще встрял во всю эту историю. Попивая прохладный напиток и наблюдая за огнями города, Саске решил, что следующим этапом будет клуб. Он затащит художницу в „свой мир“, напоит, трахнет, и всё встанет на свои места. Может, даже портрет получит. А потом забудет…
Решил — и ушел спать. Всё-таки день был не из самых простых.
„Хорошо, что скоро в горы…“

А Сакуру дома ждал сюрприз.
— Привет, малышка! — Дейдара улыбался во все тридцать два, восседая на лавочке у подъезда, словно завидно молоденькая бабушка. Он ловко подбежал к „сестренке“ и крепко стиснул ту в объятиях. — Милая, где же ты пропадала?!
— На учёбе была… — попыталась выговорить сквозь удушливые обнимашки Сакура. Дейдара засмеялся и отпустил девушку.
— Идем, сделаю тебе чай с твоими любимыми сладостями.
Через несколько минут они уже сидели в небольшой кухоньке, обсуждая прошедшую неделю.
— У тебя даже торта нет? — Блондинистые брови удивленно поползли вверх. Дело в том, что Сакура каждые три дня делала новый торт. Всегда они были украшены удивительными рисунками, фигурками, цветами и прочим. Девушка часами морочилась над каждой мелочью, чтобы сладость вышла произведением искусства. А на этой неделе художница не нашла времени ни на что. Она только и делала что продумывала план раскрепощения своей новой музы. Но Дейдаре этого знать не стоило…
— Да много заданий на дом... — невнятно пробормотала хозяйка квартиры. Хорошо, что „братик“ был не очень внимателен. У него явно что-то произошло.
— Ты знаешь, милая, я всегда думал, что гей. Но вчера…
Сакура удивленно вытаращила глаза. Не. Может. Быть.
— Я встретил девушку… Она такая…
Челюсть розоволосой валялась где-то далёко на полу. Дейдара. Этот закоренелый гей. И девушка. Что?!
— Так вот…
По молниеносному волнительному щебетанию Харуно сделала вывод о возможности долгого увлечения для блондина. Может, и правда нашлась та, о которой мечтали всё вокруг? Не тот, а именно та. Дейдара никогда просто так не распинался. Сакура улыбнулась. „Было бы хорошо“.
— Саске!
— Да… — Хриплое и сонное. Мужчина пытался понять, кто это и что от него требует. С самого утра звонил Итачи. Неужели что-то случилось?
— Боже, Саске! Мимори беременна! — Восхищенный, полный радости и счастья голос Итачи окончательно растормошил брюнета. Он сел на кровати. Протер глаза.
— Что?
— Ты где был вчера?! Я сто раз звонил! Это ведь такое счастье!
— С девушкой… — Не-е-ет, не то. Не то надо было сказать. Ох, незачем ему звонить, когда господин Учиха сонный и может наговорить лишнего.
— Что?! Боже, как я рад! Столько хорошего за такой маленький промежуток времени! Жду вас вместе на ужин! Без отказов! — И в телефоне послышались гудки.
— Чт.. Ка… Какой он глупый стал… — Брюнет сладко потянулся. Ужин. Девушка. Чёрт! Но... — Хм, посмотрим… — В голове Учихи созрел план.

— Привет, мышка.
Короткие слова внесли раздор в сознание Сакуры. У неё как раз закончились пары. Сегодня девушка планировала пойти в парк, порисовать. Может, какое-нибудь вдохновение... Или что…
И тут — как гром с ясного неба — Саске возле входа.
— Ладно, Хина, я пойду. — Харуно чмокнула подругу в щеку и сбежала вниз по лестнице. Секунда — и она уже на шикарном кожаном сидении любимой машины Учихи. Саске в знак приветствия кивнул Хинате и сел на водительское место. Автомобиль уехал, оставляя после себя облако пыли.
— Интересно выйдет…
— Хинаточка, прости, что опоздал!
Девушка встрепенулась и отвернулась от дороги.
— Ты знаешь, Наруто, почему-то мне кажется, что эту поездку в горы мы запомним.

— И куда мы едем? — Девушка смотрела на пролетающие мимо пейзажи. Эх, тепло — как же скоро оно уходит.
— К моему брату.
— Что? Зачем?! — Сакура удивленно заморгала. Какому брату? При чем здесь она?
— Ну, его жена забеременела спустя много лет лекарств, обследований и всякое такое. И он попросил прийти к нему на ужин. И сказал взять девушку. А раз тебе так интересно во мне копаться… то почему бы не начать с семьи?
На самом же деле Учиха-младший просто не хотел расстраивать брата очередной балованной стервой. Все-таки этого события его родственник ждал с таким трепетом.
А сейчас возьми он свою „обычную“ девушку — скандал, истерика, испорченное настроение... Сакура же вполне подходила на роль его подруги. Тихая, скромная, довольно необычно, но далеко не вызывающе одевается. Скажет брату, что давняя подружка. Нет, он с ней не спит — надо Итачи в этом убедить. „Пока не сплю…“
— Хорошо, — на удивление быстро согласилась розоволосая. Конечно, быстро. Это ведь такие возможности… „Представляешь, перед тобой откроется теплый, отзывчивый Учиха! О!“ — сознание ликовало. Такие возможности, такие возможности…
Машина остановилась возле большого красивого особняка. Никаких вычурных украшений. Белые стены, большие окна, аккуратная травка у входа. Ничего лишнего, но со вкусом. На крыльце стоял высокий красивый мужчина. Сеть морщин на лице выдавала не молодой возраст, но сейчас их затмили лучи радости от широкой, счастливой улыбки. Мужчина был очень похож на Саске. Но темные глаза светились теплотой. Рядом с ним стояла небольшая красивая брюнетка. Волосы, обстриженные в аккуратное каре, придавали ей свежий, словно у маленькой девочки, вид. Женщина тоже улыбалась, гладя рукой пока еще плоский живот.
Саске обошел машину, открывая дверь для Сакуры. Он даже руку ей подал, чем очень удивил как саму девушку, так и брата.
— Саске, брат! — Итачи крепко обнял младшего Учиху. Тот на секунду сжал нии-сан, одним лишь этим движением показывая свою радость за пару. Итачи отошел от брата, поклонился перед художницей.
— Итачи Учиха. А Вы? — Он вопросительно изогнул бровь, изучая розоволосую. Какая-то не в стиле Саске. Маленькая, щупленькая. В рваных джинсах, кедах, капелюшке…
— Харуно Сакура. Давняя подруга вашего брата. — Художница подарила мужчине свою самую обворожительную улыбку. «Откуда она узнала о „давней подруге“?» — на секунду изумилось подсознание Саске. Брюнет тем временем поцеловал в щеку жену брата.
— Поздравляю!
Мимори улыбнулась и тоже шагнула к гостье.
— Мимори Учиха, жена этого красавчика! — Молодая женщина крепко пожала руку Сакуры.
— Харуно Сакура, рада знакомству!
— Пойдемте в дом, ужин уже накрыт. — Итачи отошел в сторону, указывая гостям на дверь.
Внутри дом оказался совсем уж минималистическим и современным. Все шкафы вмонтированы в стену. Небольшая кушетка у входа. Простая, стеклянная лестница на второй этаж. Большой проход в гостиную с огромным столом, диваном и телевизором. Комната была соединена с кухней, такой же модно-новой, как и все остальное.
Стол гнулся от количества еды. Маленькие, изящные канапе, интересные салаты...
— О, у меня там курица горячая! Вы, наверное, проголодались? — Мимори замельтешила.
— Милая, я подам. — Итачи осторожно подхватил жену под руки и усадил за стол. — Тебе нельзя так активничать.
Мужчина вытащил с духовки впечатляющих размеров курицу. Потом открыл вино и разлил в четыре бокала. Когда все уселись, Итачи поднялся, чтобы выголосить тост.
— Спасибо, что пришли разделить с нами наше счастье. И благодарю за подаренное чудо любимую жену! — Лаконично и со смыслом. Все привстали и легко чокнулись. — А теперь — приятного аппетита!
Пока все ели, Сакура успевала умиляться тем секундным брошенным друг на друга взглядам, легким касаниям и поцелуям. Она порой, вечерами укладываясь в кровать, мечтала о том, чтобы кто-нибудь просто обнял её и смотрел так, как сейчас Итачи — на Мимори.
А сам Итачи удивлялся количеству еды, которую поглощала их гостья. Обычно подруги Саске были на диетах и вообще ничего не кушали. А эта…
— Итак… — протянул Саске, вытирая губы. — Кто у вас намечается?
Итачи тепло улыбнулся, приобняв Мимори.
— Мы решили не узнавать. Столько ждали… — На секунду в тёмных глазах промелькнула грусть. — Так что будем рады любому.
Мимори утвердительно закивала.
— Сакура, а вы чем занимаетесь?
— Я художница… — И разговоры не утихали до самого вечера.
Они обсуждали политику, новости, профессии, и всякое разное. Итачи понравилась Сакура. Да, она не супермодель. Но настолько харизматична! И совсем не глупа. Только вот братец на неё даже не смотрит. Значит, она ему не нравится. Или просто скрывает, маленький подлец.
Под конец ужина Сакура удалилась с Мимори на кухню грузить посуду в посудомоечную машину, а братья уселись на диван, болтая.
— Кто она тебе? — неожиданно притаившись, спросил Итачи. Саске нахмурился: этого разговора сегодня-таки не избежал. Он устало потер переносицу. Ладно.
— Подруга давняя.
— И вы?
— Не спим вместе. Ты её вообще видел?! — Саске легкомысленно усмехнулся, намекая на отсутствие его любимых признаков женщины. И не надо было Итачи знать, что она всего-то его игрушка на некоторое время. Интересная, как оказалось, развлекаловка.
— Ну да, не в твоем стиле... Эх, Саске-Саске…
Вечер окончился весьма радужно. Всё оказались довольны, сыты и счастливы. Немного поболтав о планах на будущее и получив еще одно приглашение на ужин, ребята уехали.

***


В машине было тихо. Сакуру, как это ни странно, зацепила эта семья. Такие счастливые… Прошли столько трудностей вместе и все равно поддерживают друг друга. За это судьба их вознаградила. „Пора и тебе, подруга, что-нибудь делать. Хоть бы парня, даже не мужа..“ — ворчало Второе Я. Розоволосая охотно соглашалась. Но парень… Это ведь должно быть что-то… твое. Зачем ей в таком возрасте играть в отношения? Уже пора обзавестись чем-то посерьёзнее.
— Эх… — Сакура не заметила, что вздохнула слишком громко.
— Устала?
Девушка опешила. Чего это он? Забеспокоился?
— Да нет. Но…
— Знаешь, я тут подумал... — Саске остановил машину и повернулся к девушке. Харуно напряглась. Чего удумал? Мужчина немного наклонился, обдавая лицо Сакуры теплым дыханием с ароматом вина. Художница нервно сглотнула, но голову не убрала. Какой же до чертиков притягательный мужчина.
— Может, нам обменяться номерами сотового? А то тяжело так исполнять твои глупые выходки, — выдохнул Учиха, ухмыляясь. Он отлично знал, какое впечатление производит на девушек.
— Боже, хватит тут своими флюидами ради номера мобильника разбрасываться! — возмущенно выдохнула девушка, отпихивая парня от себя на безопасное расстояние.
Несмотря на глупую ситуацию, Саске был прав. Она сунула прямо под нос Учихе свой телефон.
— Пиши!
Брюнет обреченно вздохнул. Сегодня ему опять ничего не светит. Ладно… Он уже смирился со своей участью. Набирая номер, Саске осознавал, что пока не переспит с этой вредной чертовкой, то другие половые связи ему не грозят. Дебильный организм.
— Вот. Когда следующая выходка?
— М-м-м… Два дня мне нужно поучиться, так что только если тебя пробьет на эмоции. А если нет… созвонимся! — Сакура слегка улыбнулась, выходя из машины. Автомобиль тут же рванулся с места. Девушка еще несколько секунд смотрела ему вслед. Раздался звонок мобильника.
— Какой еще „Красавчик“?!
— Осторожно, дырку просверлишь, — в динамике раздался насмешливый голос Учихи.
— Умри!

***


Засыпая, Сакура еще раз обдумала свое решение относительно портрета. Саске был определенно красивым и умным мужчиной. Да, дерьмовый характер. Но… что-то подсказывало, что все не так-то просто. Ей это определенно надо было выяснить. И найти себе парня. А то умрет старой девой. Эх… На этой счастливой ноте девушка отправилась в Царство Морфея.

А Учиха уснул с мыслями о предстоящей поездке.

Они пока не знали, что там всё обернется совсем в другую сторону.




Авторизируйтесь, чтобы добавить комментарий!