Фан НарутоФанфики ← Хентай/Яой/Юри

О последствиях вечеринок. Глава 2.




Объятия внезапно приобрели эротический подтекст, теперь их едва ли можно было назвать братскими. До соприкосновения губ оставались считанные миллиметры…
И вдруг Канкуро застыл.
- И как это понимать? – густая тень в дальнем углу комнаты дрогнула – от нее отделился силуэт Шикамару, вышагнул на свет.
Откуда ни возьмись перед ним нарисовалась Ино, подчеркнуто мило сложила ладони, склонила голову набок и улыбнулась примирительно.
- Играем, - попыталась сгладить ситуацию она.
- Да уж вижу, - Шикамару сощурился, повел черными глазами по сторонам, зацепил боковым зрением какое-то странное, невиданное до сих пор выражение лица Темари. Во взгляде то ли благодарность, то ли уважение, то ли еще что. Он так и не разобрался. Сунул руки в карманы, обошел Ино стороной и направился к столу.
Канкуро внезапно отмер, выпустил Темари из своих объятий, отшатнулся неловко.
- Ну извиняйте, - пожал плечами безо всякого сожаления.
Однако извинений брата Темари показалось недостаточно, и на его голову с глухим грохотом обрушился веер.
- Предлагаю усложнить игру, - не теряла надежды сменить тему Тен-Тен.
- Ура! Новое испытание для силы юности! – пылко воскликнул Рок Ли. Его аж затрясло от восторга.
Тен-Тен сокрушенно вздохнула, возвела глаза к потолку.
- Да-да, - протянула устало, но через мгновение встрепенулась, вновь преисполнилась энтузиазма: - Так что, ребят? Играем?
Компания расшевелилась, плотнее скучилась вокруг стола и вся обратилась в слух.
- В общем, - продолжила Тен-Тен, - игра называется «Семь минут в раю».
Наруто прыснул.
- Небось фигня какая-то девчачья, - высказал с умным видом.
Никто на его комментарий не отреагировал.
- Что за игра? – почти безучастно поинтересовалась Сакура. Сегодняшние драмы ее изрядно вымотали, и снова ввязываться в сомнительные затеи не хотелось.
- Короче, - встряла Ино, - случайно выбранную пару закрывают в шкафу на семь минут. Что там делать в это время – уже по их усмотрению.
- А трахаться можно? – осклабился Канкуро.
Хината тихонько ойкнула, приложила ладони к пылающим щекам. Тишину взорвал звук звонкой затрещины.
- Заслужил, - от души припечатала Темари, размяла порозовевшие пальцы. Добавила твердо: – Насчет игры: я пас. Мне и предыдущей хватило.
- А я за! – Ли все ещё надеялся на шанс: вдруг чудо все же свершится и ему повезет залезть в шкаф с Сакурой. Целых семь минут наедине, в окружении лишь пыли да изъеденных молью тряпок. Для него это и впрямь было бы раем.
- Я в игре, - поддержал Киба.
- Все равно больше делать нечего, - равнодушно пожал плечами Саске.
Тогда уже и Сакура оживилась.
- Решено, играем! – кивнула утвердительно.

Из шкафа тянуло сыростью и нафталином. Вверху, на деревянной перекладине, висели разномастные пустые вешалки. Киба сунулся внутрь, сгреб вешалки лапами, сгрузил их на пол прямо возле отворенной дверцы.
- Готово, - постановил.
Для жеребьевки было решено использовать все ту же бутылочку. Быстро смекнув, что к чему, Канкуро в наглую выхватил бутылку у зазевавшегося Сая, водрузил ее в центр стола и лихо крутанул. Все замерли. Никто не ожидал, что новая игра начнется так сразу.
На этот раз Канкуро сделал все как надо: от его руки к горлышку бутылки тянулась тонкая, почти невидимая ниточка чакры. Легкое движение кистью, мановение пальца – и бутылка замерла в нужном положении.
Проще простого.
Он поднял глаза и столкнулся взглядом с Ино. Лицо ее не выражало ничего. Словно тонкая пленка маски легла поверх кожи: губы сомкнуты в неподвижную линию, глаза как матовые стекла. На подбородке – плохо запудренный синяк от его пальцев.
Канкуро аж дурно стало.
- Ну, чего стоите?! - воскликнул Наруто, ломая повисшую было тишину.
- Да идем уже, - мрачно отозвался Канкуро, поплелся к шкафу. Он уже сам был не рад, что ввязался во все это.
Ино бесшумно шагнула следом за ним.
Едва ли в этом шкафу можно было поместиться в полный рост: пришлось бы стоять все семь минут, согнувшись. Канкуро предпочел не париться и сесть на корточки. Ино повторила за ним, расправила юбку на коленях – в разрезе мелькнули сетчатые чулки.
- Не шалите, - в шутку пригрозила Сакура, усмехнулась и затворила со скрипом дверцы.
Внутри шкафа стало темно и тихо. Совсем.
- Доволен?
Канкуро не ответил - лишь потянулся к ней и наугад коснулся лица, скользнул пальцами вниз по щеке, наощупь нашел подбородок. Ино коротко вздрогнула, но не отстранилась: некуда было.
- Болит? – поинтересовался полушепотом.
Ино оттолкнула его руку.
- Терпимо, - буркнула она. - Отвяжись.
Повисла пауза. Канкуро молчал и смотрел, как парят пылинки в узком столбике света, сочащемся меж дверец шкафа. Ино подтянула коленки к груди, обняла их и уткнулась лицом в коленные чашечки – волосы ее с тихим шорохом съехали с плеча, щекотнули концами раскрытую ладонь Канкуро.
- А я ведь у тебя первым был, - сам не понимая, зачем, произнес он.
- Да? – равнодушно спросила Ино, не поднимая головы.
- Да, - огрызнулся Канкуро.
Его бесила эта притворная отстраненность. Он никак не мог понять, почему она ведет себя так, не мог разобраться, что это было: издевательство, завуалированное кокетство или же простое равнодушие.
Он почти мучился от этого неведения. Хотелось раз и навсегда поставить ее на место, показать, наконец, кто тут главный. Хотелось вцепиться ей в горло, выбить дурь из башки. Или нагнуть раком и оттрахать. Или поцеловать эти дерзкие губы. Канкуро окончательно запутался в своих желаниях. Он не знал, что ему делать, но и не делать ничего он тоже не мог. Молчание становилось невыносимым. Все то, что не давало покоя, все то, что мучило его на протяжении месяцев, вдруг вырвалось наружу сплошным безостановочным потоком. Слова вылетали из его рта и складывались во фразы, прежде чем он успевал подумать, что вообще говорит.
- Я ведь тогда так и не понял, почему ты меня выбрала. Слонялся как неприкаянный полдня. К ночи не выдержал, прокрался к твоей палатке. Стоял там, как дурак, - Канкуро горько усмехнулся, - а зайти так и не решился. Только наутро узнал, что вас еще вчера днем перекинули на фронт.
Голос его дрогнул, и он замолчал.
С полминуты Ино сидела неподвижно, казалось, даже не дыша. А потом разлепила сухие губы и спросила тихо:
- Ты это серьезно?
- Куда уж серьезнее.
Больше Ино не сказала ничего. Лишь шелохнулась, протянув руку в вязкую темноту. Пальцы ее были холодными и тонкими. В точности такими, как Канкуро помнил. Они касались его шеи и ползли выше, к лицу. Очерчивали скулу, дотрагивались до переносицы. Канкуро перехватил чужую ладонь, сжал ее крепко и поднес к губам, обдавая теплым дыханием. А потом, уже совсем ничего не соображая, вслепую подался вперед, стиснул Ино в жарких объятиях и припер ее к стенке, практически навалившись сверху. Шкаф чуть покачнулся под старческий скрип.
Снаружи послышались неразборчивые голоса и сдавленные смешки. Кто-то из смелых даже в дверцу постучал.
- Выходите! Время истекло! – оповестил.
Отстраняться не хотелось, да и не было сил. Вдвойне сложнее, когда чувствуешь боками мягкость внутренней поверхности чужих бедер, а в сантиметре от лица – невидимая в темноте, но такая манящая и вкусно пахнущая шея…
Канкуро аж зубами скрипнул от этой вопиющей несправедливости. Ино под ним зашевелилась, выгнулась, мазнула горячими губами по щеке. У Канкуро на секунду перехватило дыхание.
Когда они выбрались из шкафа, растрепанные, с деланно безразличными лицами, Канкуро мысленно поблагодарил всех богов за то, что на нём сегодня не привычный балахон, а тесные брюки. Да и толстовка была достаточно свободной и длинной, чтобы скрыть возбуждение. Правда, по ехидным рожам окружающих вскоре стало понятно, что их с Ино смущение все же не осталось незамеченным.
Сакура прямо-таки вцепилась в Яманака, взяла ее под руку и поволокла вглубь толпы.
- Ты мне все-е-е расскажешь, - зашептала заговорщицки.
- Да не было ничего, - отмахнулась Ино. Щеки ее предательски порозовели.
Все дружно подтянулись к столу, и комната вновь наполнилась шумом.
- Кто следующий? – Наруто, похоже, окончательно потерял нить происходящего. Он уже с трудом держался на ногах, периодически пошатываясь из стороны в сторону.
- Я, - вызвалась Ино. Склонилась над столом и изящным, легким движением руки придала бутылке вращение.
В толпе зашептались, а потом и вовсе притихли. Сай перестал вдруг черкать в блокноте, прикусил кончик карандаша.
Бутылочка крутилась недолго и вскоре остановилась, указывая горлышком на Хинату. Та мгновенно вспыхнула и вжалась в спинку стула.
- Ну, девочки, вперед! – подзадорил Киба, - покажите класс!
- Размечтался, - Ино фыркнула, тряхнула волосами и, развернувшись на пятках, прошествовала к шкафу.
За ней, подбадриваемая товарищами, несмело засеменила Хината.
Резные дверцы шкафа захлопнулись за девичьими спинами, и в комнате воцарилась тишина.

- Хината, ты как? – донесся мягкий полушепот из темноты.
Не видеть лица собеседницы было до странного некомфортно. С секунду Хината помялась, не решаясь нарушить правила игры, но все-таки активировала бьякуган – мир вокруг вмиг сделался черно-белым.
- Н-нормально, - ответила, чуть заикаясь от волнения.
- Мне показалось, или Киба действительно весь вечер глаз с тебя не сводит? – взгляд Ино на мгновение замер, на темных радужках вспыхнули и погасли белые искорки.
- Я не знаю… - Хината почувствовала, как от ног к голове поднимается удушливо-жаркая волна красноты.
- А что Наруто? – продолжала осыпать вопросами вездесущая Ино.
- Что… Наруто..? – эхом пролепетала Хината, не зная, куда ей деться от смущения. Не выдержала и схватилась за пылающие щеки.
- Ой, да брось ты. Чтобы понять, чего хочет девушка, совершенно не обязательно применять технику переноса сознания.
Хината окончательно уверилась в том, что Ино видит ее буквально насквозь. Как ни странно, от этого на душе полегчало. Даже воздух в тесном шкафу будто бы перестал давить со всех сторон.
- Я могу помочь, - Ино подалась чуть вперед, и Хината приметила озорную улыбку в изгибе красивых губ, - если хочешь, конечно.
Хьюга зачарованно кивнула, толком не понимая, о какой именно помощи идет речь.
Оставалась буквально пара минут до конца их заточения, когда дверцы шкафа резко распахнулись. Внутрь ворвался ослепительный свет, а следом сунулась и лохматая орущая голова Кибы.
- Ага! Что это вы тут притихли?! – от громкого выкрика аж в ушах зазвенело.
Хината вздрогнула, побледнела, моргнула испуганно. Ино замахнулась раскрытой ладонью и влепила Кибе хорошего подзатыльника.
- Дурак, - сказала беззлобно.
Киба даже не отреагировал никак и вряд ли что-то понял. Почесал за ухом.
- Твоя очередь крутить, Хината, - дернул бровями он и, в лучших традициях романтического героя, подал Хьюге руку.
Мгновение Хината поколебалась, но помощью напарника все же воспользовалась. Где-то в глубине помещения послышался звон бьющегося стекла - все резко обернулись на источник шума.
- Случайно, - хмуро буркнул Наруто, сгреб ногой осколки стакана и замел их под диван.
Хината смущенно отвела взгляд и, сопровождаемая Инузукой чуть ли не под руку, приблизилась к столу.
В стороне, укрывшись от чужих глаз, шептались о чем-то своем Канкуро и Ино.

Бутылка плавно закружилась под пальцами – Хината тут же одернула руку, прижала ее к груди, смяла в кулаке рюши своего выходного платья. Киба поглядывал исподлобья то на нее, то на постепенно замедляющуюся бутылочку в центре стола. И не смог сдержать злого утробного рычания, когда чертова посудина, почти остановившись на нем, вдруг дернулась против всех законов физики и, описав еще четверть круга, указала на Наруто.
Над Кибой разве что тучи не сгущались. Глядя на разом помрачневшую рожу Инузуки, Канкуро едва удержался от глумливого комментария. Шевельнул пальцами под столом, втянул нити чакры и с чувством выполненного долга откинулся на спинку стула.
- Мм? – Наруто, увлеченно что-то жевавший, оторвался таки от тарелки. На испачканном едой лице отразилось искреннее недоумение.
- Иди давай, балда, - Сакура швырнула ему полотняную салфетку, добавила вслед заботливо: - И вытрись!
Тот что-то недовольно пробубнил с набитым ртом, но губы все же обтер.
Хината, осознав, какая участь ее ожидает в ближайшие семь минут, качнулась раз-другой на слабых ногах - белые диски бьякуганов дрогнули и медленно закатились под отяжелевшие веки.
- Хината, не падать! – скомандовала Тен-Тен, подхватывая бледную Хьюгу под руки и возвращая в вертикальное положение.
Наруто скрылся в шкафу, следом за ним туда буквально впихнули находящуюся в полуобморочном состоянии Хинату.
- М-может, не стоит? Глупая какая-то игра… - только и успела умоляюще пролепетать она, прежде чем дверцы захлопнулись прямо перед ее носом.
Наступила звенящая тишина.
Запах пыльного шкафа смешивался с тонким, едва уловимым ароматом неизвестных цветов. Алкоголь кружил Наруто голову, путал мысли, заставлял щеки пылать. Духота окончательно разморила тело - Узумаки кое-как нащупал непослушными пальцами ворот своей одежды, потянул за тканевый край в попытке хоть немного освободить шею.
- Не переживай, Хината, - еле слышно прохрипел он, - я тебя не трону.
Хината не могла понять, хорошо это или плохо.
Полоска света, пробивающаяся между неплотно закрытых дверей, ложилась на лицо Наруто, отгоняя тьму. Черта за чертой в блекнущей темноте проступал чужой силуэт: смутный контур запрокинутого подбородка, изогнутая линия губ, лохматые кончики ресниц.
- В отличие от этого… - Наруто проглотил обзывательство. Стиснул зубы и долбанул кулаком о стенку шкафа в непонятной бессильной злобе. Хината от неожиданности аж на месте подпрыгнула.
- Наруто-кун… - шепнула невнятно.
У Наруто-куна жутким образом кружилась голова, а перед глазами так вообще все плыло и размазывалось. Темнота периодически перемежалась разноцветными осколками калейдоскопа, а язык намертво присох к небу и отказывался шевелиться. Не то чтобы Наруто чего-то хотел от Хинаты, но осознание того факта, что ее обхаживает нахал Инузука, причиняло ему странный внутренний дискомфорт.
Отведенные им минуты тянулись бесконечной вереницей. Из угла, в котором, вроде как, должна была находиться Хината, не исходило ни звука, ни шороха. Наруто вдруг показалось, что ее там уже и вовсе нет. Он кое-как приоткрыл один глаз и подслеповато сощурился в темноту – перед взглядом заискрило с новой силой. Не видно ни черта. Позвать ее тоже не вариант: во рту так пересохло, что он даже губ разлепить не смог. Оставался последний способ удостовериться в чужом присутствии: Наруто сглотнул и протянул трясущуюся руку в пространство. И очень удивился, когда под ладонью вместо ожидаемой пустоты оказалась теплая гладкая коленка.
Хината тихонько ахнула, но не шелохнулась. Наруто облизнул потрескавшиеся губы. Одна капля пота сбежала по влажному виску, другая – вдоль позвоночника. Пальцы соскользнули вниз, сжали легонько икру. Хината, кажется, потеряла сознание.
Откуда-то снаружи, словно издалека, долетали до слуха приглушенные хлопки взрывов.

***
Вечернее небо взорвалось яркой вспышкой фейерверка – цветные всполохи подсветили облака, в воздухе разлетелись тысячи горящих искр. Все как один высыпали на задний двор и застыли в молчаливом, почти детском восхищении.
- Потрясающе! – Тен-Тен мечтательно возвела взгляд ввысь.
- Да-а-а… – согласно протянул Рок Ли.
Шикамару привалился к перилам крыльца, щелкнул зажигалкой, закурил. В темноте загорелся еще один огонек: от тлеющей сигареты. Темари молча стояла по правую руку. Как и всегда. Вот только раньше он этого не понимал.
Небо над их головами дрогнуло, расцвеченное новым залпом фейерверка, но Шикамару этого не увидел. Зато заметил тронувшую чужие губы улыбку и наивно-восторженное выражение, застывшее на красивом лице. Ветер колыхнул светлые волосы, заставил трепетать ресницы.
Шикамару затянулся до тихого сиплого кашля.

- Красиво, - выдохнула Сакура куда-то в пространство.
- Угу, - негромко отозвались из-за спины.
Сакура растерянно, с удивлением обернулась, воззрилась на стоящего позади. Саске смотрел в небо, отблески салюта тускло отражались на матовой черноте его глаз.
В воздух с грохотом взмыл очередной сноп искр, разлетелся во все стороны, осыпался гаснущими блестками.
Саске опустил голову и медленно перевел взгляд на Сакуру. Он не знал, что ей говорить, да и стоит ли вообще говорить что-то. Сакура стояла в пол-оборота, смотрела на него своими прозрачно-зелеными глазами в темной дымке ресниц, и во взгляде этом он видел лишь стылое многолетнее смирение напополам с тихой грустью. А где-то в глубине, в мутной сердцевине зрачка – едва тлеющий, еле живой огонек надежды: а вдруг получится? Вдруг еще не поздно..?
Саске чувствовал на себе этот взгляд чуть ли не с первого дня их знакомства. Чувствовал, знал, но ничего не делал. Потому что не было ни надобности, ни желания. Тогда думалось: само пройдет.
Не прошло.
Детство кончилось, отгремела война, а взгляд этот остался.
Десять лет назад Саске не сделал бы ничего. Пожал бы равнодушно плечами да отвернулся бы прочь.
Саске не делает ничего и сейчас.
Прежде чем Сакура разворачивается и уходит, лицо ее озаряется последней короткой вспышкой фейерверка. По отросшим розовым волосам скользят блики, тени путаются в складках легкого платья.
«Всё равно» - говорит себе Саске. И провожает ее долгим внимательным взглядом.
Всё равно.

***
- Хината, - его губы едва шевелились, а голоса своего он вовсе не слышал. - Хин-ната!
Оглушительный рев крови, стоявший в ушах, заглушал собой все. Наруто не различал залпов салюта, не знал, откликается ли Хината на его зов. Он уже совершенно ничего не соображал: голову накрыло горячим маревом, перед глазами сгустилась чернота – и Наруто, почти теряя сознание, неловко подался вперед, ободрал скулу о шероховатую поверхность дерева, нагнал под кожу заноз - и рухнул на Хинату сверху. Та вскрикнула, приложилась затылком о стенку и затихла. В душном шкафу было нечем дышать. Наруто накрыло, и приход был жестким. Он не понимал, где он, не понимал, что происходит. Просто хватал воздух открытым ртом, как выброшенная на берег рыба. Хината лежала под ним ничком, чувствуя, как мокнет на груди платье: Наруто пускал слюни, выдувал мокрые пузыри.
Дверцы шкафа с грохотом распахнулись – свет хлынул внутрь, на мгновение ослепил.
- С-сука, - злобно рявкнул Киба, вцепился когтями в обмякшего Наруто, распарывая в лохмотья его футболку, и вышвырнул наружу.
- Киба-кун… – шепнула дрожащими губами Хината, прежде чем голос все же прорезался: - Не надо! Отпусти его!
- Сиди здесь! – прорычал Инузука.
А сам выволок вяло отпирающегося Наруто на улицу, швырнул его на землю как попало. Привычно наглая острозубая улыбка Кибы стала кривой, словно лицо рассекли катаной. Волосы на загривке вздыбились, глаза сверкнули хищно, кровожадно.
И все поняли: если Инузуку вовремя не остановить, случится что-то страшное.
- Он тебе не соперник сейчас, - констатировал факт Саске, впрочем, не особо надеясь образумить одичалого Кибу.
- Отъебись, - пролаял не своим голосом тот.
На крыльцо выбежала запыхавшаяся Хината. Волосы ее растрепались и спутались, на щеках горели лихорадочные пятна румянца.
- Стой! – крикнула она, и голос ее задрожал, скатился на жалкий шепот: - Не надо, Киба-кун…
Киба передернулся. Вдоль спины словно током прошило.
Больно.
У его ног, полуживой-полумертвый, лежал лицом в землю Наруто. Смотрел прямо перед собой невидящими мутными глазами, пускал слюни, вдыхал пыль и грязь расквашенным носом: то ли упал неудачно, то ли Инузука не удержался и наподдал ему по дороге.
Сзади бесшумно подошел Шикамару, тронул Кибу за плечо.
- Остынь, - сказал тихо. - Уж не знаю, что он там вытворил, но сомневаюсь, что сделал он это нарочно. Сам видишь, в каком он состоянии.
Киба видел.
Внутри все клокотало от бессильной жгучей ярости, зубы скрежетали, сжимались до тупой боли кулаки.
Над горемычным Наруто одна за другой склонялись девушки: вот Сакура приподняла его за плечи и почти нежно перевернула на спину, вот Ино взглянула на разукрашенную кровоподтеками физиономию, скривилась и отпрянула; вот скромно присела рядом Хината, которая не знала, чем помочь, но очень хотела просто быть рядом. Губы ее дрожали и поджимались, белые глаза полнились слезами. Ладони осторожно касались чужого лица. Наруто ни на что не реагировал, лишь изредка дергал слипшимися от крови ресницами.
Киба стоял рядом, смотрел на все это и чувствовал себя последним дураком. До боли в пальцах хотелось рвануть Хинату за локоть, поднять с колен и оттащить куда подальше от этого неудачника. Еще больше хотелось раскроить этому слабаку череп.
Киба не сделал ни того, ни другого: сплюнул, молча развернулся и ушел.
- И это у вас в Конохе называют дракой? – притворно возмутился Канкуро.
- Уймись, - буркнула Темари. Сегодня ей было почти стыдно за брата.
Наруто поволокли в дом, уложили на диван, сунули подушку под голову и укрыли каким-то тряпьем. Словом, устроили со всеми удобствами и благополучно о нем забыли.
Постепенно атмосфера разрядилась, и недавнее малоприятное событие изгладилось из памяти совсем.
- А давайте танцевать! – предложила вдруг Ино. Взяла под руку явно смущенного Чоджи, потащила его за собой в центр комнаты.
Как ни странно, идею подхватили сразу же: музыка вдруг сделалась громче, а свет приглушеннее. Стол наспех сдвинули в угол, стулья распределили вдоль стен. Казалось, только диско-шара не хватало, но и его где-то откопали. Все как один высыпали на импровизированный танцпол.
Быстрый зажигательный мотив буквально заставлял тело двигаться в такт. Огни слепили, алкоголь кружил голову. Рок Ли выделывал па, стоя на руках. Тен-Тен скинула обувь и танцевала босиком. Даже Киба, не любивший грустить подолгу, не выдержал и, разом сняв с себя завесу мрачности, пустился в пляс.
Воздух стал сжатым до предела и раскаленно-жарким. Добавленный в выпивку наркотик сработал, как бомба замедленного действия, медленно, но верно, накрывая ребят взрывной волной: кого-то позже, кого-то раньше. С разной силой, но одинаково неизбежно.
- А теперь конкурс! – заорал восставший из мертвых Наруто. Лицо его было умыто и почти сияло, намокшие волосы топорщились, в глазах полопались сосуды. – Конкурс на самый эротичный женский танец! Ай!
Полет фантазии Узумаки прервался, когда кто-то из девушек любезно треснул ему промеж глаз.
- Чертов извращенец!
- Да щас, разбежался!
В толпе нарастало женское возмущение, а вместе с ним и подбадривающие аплодисменты парней. Кто-то протяжно засвистел.
- Шикарная идея. Узумаки молоток! - Канкуро пошатнулся, вцепился в ладонь Наруто и сжал ее, неосознанно вложив немало дурной силы: под таким нажимом должна была треснуть кость, но Наруто даже не поморщился, лишь улыбнулся придурковатой улыбкой.
Рядом стоящий Сай полистал какую-то сомнительную книжицу, поводил пальцем по странице, оторвался от чтения и изрек:
- Внатуре. Четко.
- Давайте, девочки! – старый добрый Киба вернулся и теперь всячески подбивал на свершения прекрасную половину тусовки. – Будет круто!
- А что, - Ино широким жестом откинула волну волос за спину, - я за.
Женские голоса разом стихли. Толпа взорвалась ликованием мужской половины.
- Да не смотри ты на меня так, - Ино повела плечами под вопросительным взглядом Сакуры, сощурилась хитро: - Только не говори, что боишься мне проиграть.
- Вот еще, - фыркнула Сакура, прекрасно понимая, что ведется на провокацию. И все равно демонстративно отвернулась и объявила во всеуслышание: - Участвую.
Выражение лица Саске того стоило.
- Ну, тогда и я, - безо всяких ужимок согласилась Тен-Тен.
Шикамару украдкой покосился на Темари.
- Надеюсь, хоть ты не будешь принимать участие в этом безумии, - сказал осторожно.
Нара знал: наркотик уже начал действовать на Темари. И происходящие с ней изменения ему ой как не нравились.
- О чем ты вообще? - Темари уставилась на него с искренним недоумением в воспаленных глазах. - Конечно, буду!
Канкуро подавился свистом и замолк.
- Хината! - Сакура вытянула Хьюгу на самый центр «танцпола», - давай с нами!
Хината сжалась, как брюшко слизня под острой палочкой.
- А… но… - мялась она, не зная, как бы поделикатнее отказать.
- Хи-на-та! Да-вай! Да-вай! – проскандировал Наруто сквозь сложенные рупором ладони. - Впере-е-ед! Смелее, Хината!
То ли наркотик уже начинал действовать, то ли пламенная речь Узумаки произвела такой эффект - Хината залилась краской до кончиков ушей и едва заметно кивнула.
Словно по мановению волшебной палочки вдруг сменился мотив: из колонок полилась чарующе-мелодичная песня. Ребята расступились, образовывая некоторое подобие круга, зашатались в такт композиции. Ино даже не поняла, как оказалась одна в самом центре этого движущегося кольца. Для того, чтобы сориентироваться, ей понадобилась всего секунда. Тело начало двигаться словно само по себе, и движения его были удивительно плавными, соблазнительными. В сизой полутьме густые волосы казались почти белыми: струились по изогнувшейся спине водопадом. В длинном разрезе юбки показались стройные ноги: тонкие щиколотки, угловатые чашечки колен. А затем оголились бедра в паутинках сетчатых чулок.
В толпе замолчали.




Авторизируйтесь, чтобы добавить комментарий!